Ясный с мягким знаком

Разделительный твердый знак (Ъ)

ясный с мягким знаком

Подбери однокоренные слова с разделительным твёрдым или мягким знаком. Образец:Ездить-подъезд. Ясный-.,деревянный-.,вьюжный-., здоровый-. Прочитайте. Вставьте в слова в слова мягкий знак и букву перед ним. сирень зверь . Ясный день, замечательный воздух Забирайте. Разделительный твёрдый и мягкий знак. Задание, которое я не ясный -? деревянный - деревья? здоровый - здоровье? листочек -? соловьиный -?.

Порой загорается всё небо от края до края, и сердце замирает от изумления. Каждый, кто пытался запечатлеть на свою камеру такие моменты, знает, насколько сложно передать всю красоту заката.

В этой статье я попытался систематизировать знания, необходимые для успешной съёмки рассветов и закатов. Рассмотрим основные фазы режимного времени. Для простоты я буду говорить только про закаты, для рассветов всё аналогично, только фазы режимного времени идут в обратном порядке. Как известно, полуденный свет — белый, очень жёсткий если рассматривать летнее время на средней широте.

По мере того, как солнце приближается к горизонту, его лучи проходят всё большую толщу атмосферы, и свет постепенно становится теплее.

Момент, когда свет существенно меняет свою температуру по сравнению с полуднем, можно считать началом режимного времени. Как правило, это примерно час до захода солнца. Это время хорошо подходит для съёмки сюжетов, в которых главный объект например, горная вершина или здание освещён со стороны. Свет ещё достаточно яркий, так что можно снимать с рук, если вы забыли прихватить с собой штатив. Главное здание МГУ Москваосвещённое со стороны мягким светом восходящего солнца.

Зайдя за горизонт, наше светило перестаёт освещать земные объекты, зато может очень эффектно подсветить облака. Это время для съёмки в контровом свете, когда камера направлена примерно туда, где зашло солнце. Света уже мало, с рук снимать ещё можно, но получить при этом резкий кадр достаточно сложно. Здание РАН Москвасъёмка в контровом свете незадолго до захода солнца за горизонт.

Обычно это время ничем не примечательно. Света совсем мало и выдержка может достигать десятков секунд особенно при использовании фильтровчто делает невозможной съёмку с рук. Но не спешите сворачивать свою технику. Потому что иногда в сумерках начинается настоящее волшебство — вода в озере успокаивается, небо начинает тлеть фиолетовым светом, и кажется, что всё вокруг наполняется необыкновенным спокойствием и гармонией.

Вечерние сумерки на Среднемультинском озере, Алтай. Ситуация осложняется при использовании светофильтров например, поляризационного или градиентного фильтровкоторые могут увеличить необходимую выдержку в несколько. Единственное эффективное решение проблемы — использовать штатив. Если штатива нет, можно попробовать положить камеру на какую-нибудь твёрдую поверхность; например, так снята следующая панорама здесь камера лежала на гранитной плите: Панорама заката в Парке Победы Москваотражение в гранитной плите.

Основная проблема при съёмке закатов и рассветов — большой динамический диапазон ДД снимаемой сцены. ДД зависит от направление съёмки: Современные зеркальные камеры, как правило, легко справляются с ДД сцены при съёмке сюжетов с боковым освещением.

Но для этого вам нужно снимать в RAW и уметь точно выставлять экспозицию. Поэтому я рекомендую снимать в ручном режиме Mчтобы избежать ошибок автоматики камеры. В этом нет ничего сложного. Затем делаете тестовый кадр и смотрите на его гистограмму. Если гистограмма сильно смещена влево, то увеличиваете выдержку, если вправо — то уменьшаете. Делаете следующий тестовый кадр и снова смотрите на гистограмму.

И так до тех пор, пока вы не получите кадр с хорошей гистограммой, без пересветов и недосветов. Более подробно о гистограмме можно почитать, например. Не забывайте следить за гистограммой отдельных каналов! При съёмке в режимное время может быть пересвет клиппинг в отдельных каналах при отсутствии пересветов по яркости.

Это приводит к искажению цветопередачи. Пример клиппинга в красном канале при незначительном общем пересвете Съёмка с брекетингом В случае контрового света ситуация с динамическим диапазоном как правило сложнее. Может получиться так, что при любой выдержке в кадре есть пересветы или недосветы — камера не справляется со слишком большим динамическим диапазоном. В этом случае можно снимать с брекетингом по экспозиции. Здесь в верхних кадрах есть недосветы, а в нижних — пересветы.

Я совместил эти кадры, наложив их в виде слоёв с масками в Photoshop, так что в итоговой работе см. Съёмка с брекетингом может быть полезна, даже если вы не умеете делать тонмаппинг. Если вы немного ошиблись при определении выдержки, вы всегда можете быть уверены, что хотя бы один из кадров брекетинга получился с верной выдержкой. Кроме того, возможно в будущем вы научитесь делать тонмаппинг, и тогда сможете вернуться к снятому ранее закату.

Съёмка с градиентными фильтрами В некоторых случаях ДД сцены можно уменьшить, используя градиентные фильтры.

Например, если верхняя часть изображения значительно светлее нижней части: При съёмке без фильтра значительная часть неба получилась пересвеченной то с помощью градиентного фильтра можно притемнить верхнюю часть, так что на снимке не будет пересветов: Для съёмки этого кадра использовался нейтрально серый градиентный фильтр на 3 стопа с мягкой границей.

Озеро Светлое, природный парк Ергаки, Красноярский край. К сожалению, их практически невозможно приобрести в России. Хорошие фильтры отличаются от дешёвых нейтральностью и качеством изготовления. Например, фильтры Singh-ray практически полностью нейтральные; Hitech имеют небольшой фиолетовый оттенок, заметный при съёмке днём в пасмурную погоду; доступные в России фильтры Cokin имеют паразитный оттенок, заметный почти во всех сюжетах, кроме закатов и рассветов.

Градиентный фильтр в ряде случаев позволяет снять сцену одним кадром, без брекетинга. В этом вся прелесть таких фильтров: Тем не менее, градиентные фильтры не являются панацеей. В случае более-менее сложной границы между тёмными и светлыми областями сцены, градиентник затемнит не только светлую область, но и тёмную.

Это хорошо видно на приведённых в этом разделе снимках, где вместе с небом градиентник затемнил и горы. Если вы не знаете с чего начать, купите один нейтрально серый градиентный фильтр на 2 стопа с мягкой границей см. Фильтры на стопа нужны значительно реже, и с ними можно легко переборщить, слишком сильно затемнив верхнюю часть кадра.

Фильтры на 1 стоп, как правило, совершенно бесполезны. Солнце в кадре Фотография раннего утра или позднего вечера может стать значительно интереснее и динамичнее, если включить солнце в композицию. Вот несколько простых советов, которые помогут сделать ваш кадр. Чем сильнее зажата диафрагма, тем длиннее лучики.

Количество лучиков будет равно количеству лепестков диафрагмы в вашем объективе. Это привязанность и цепляние вызывают проблемы, а не имущество. Будучи свободными от привязанности, мы можем получать от вещей удовольствие. Когда мы пользуемся своим имуществом, полезно подумать: Вместо того, чтобы пользоваться своим имуществом с эгоистичной привязанностью, я буду использовать его, стремясь улучшить свои качества так, чтобы я мог любить других и больше им помогать".

Мы можем получать удовольствие от еды, одежды, дома или имущества, но исходя из иных, нежели ранее, побуждений. Поступая так, мы пребудем в мире и свободе от беспокойства. Оставление привязанностей также не сделает нас безразличными и пассивными. На первый взгляд это может так показаться просто потому, что мы очень привыкли к привязанности.

Однако есть множество других установок, которые могут служить нашими побуждениями. Искренняя забота о других — это одна из. Желание принести другим счастье и предотвратить их страдания может быть могучей движущей силой нашей жизни. Таким образом, уход от привязанности открывает врата искреннему общению, любви и состраданию. Как отличить искреннюю заботу от нереалистичных проекций Все мы хотели бы испытывать в отношении других положительные эмоции.

Мы знаем, что любовь является основой мира на земле. Что же такое любовь и как нам ее развить? Какая разница между тем, чтобы любить и быть привязанным? Любовь — это желание того, чтобы другие были счастливы и обладали причинами счастья. Реалистично осознав доброту других, равно как и их ошибки, мы сосредоточиваем любовь на благе.

У нас нет скрытых мотивов осуществления собственных интересов: Привязанность, с другой стороны, — это преувеличение хороших качеств других и стремление быть рядом с. Когда мы с ними, то счастливы, когда нет — несчастны.

Привязанность связана с ожиданиями того, какими другие должны быть или что они должны делать. Является ли настоящей любовью любовь, как она обычно понимается в нашем обществе?

Прежде чем мы познакомимся с людьми, они для нас незнакомцы, и мы чувствуем безразличие по отношению к. После того, как мы познакомились с ними, они могут стать дороги нам, мы можем испытывать к ним сильные чувства.

Давайте поближе посмотрим на то, как люди становятся нашими друзьями. Обычно люди привлекают нас либо потому, что у них есть качества, которые мы ценим, либо потому, что они помогают.

Если понаблюдать свои собственные мысли, мы заметим, что ищем в других особые качества. Некоторые из этих качеств мы находим привлекательными, другие — это то, что ценится нашими родителями или обществом. Мы изучаем внешность человека, его образование, материальное благосостояние и общественное положение. Если мы ценим художественные или музыкальные способности, мы проверяем, есть ли.

Итак, для каждого из нас есть различные качества, которые мы ищем, и разные мерки, по которым мы их оцениваем. Если людям присущи качества из нашего "внутреннего списка", мы ценим.

Мы думаем, что это хорошие и достойные люди. Нам представляется, будто это великие люди как они есть, независимо от нашей их оценки. Но в действительности, поскольку у нас есть определенные предрассудки по поводу того, какие качества желанны, а какие нет, мы и являемся теми, кто создает этих достойных людей. Вдобавок, мы полагаем людей достойными, судя по тому как они к нам относятся.

Если они помогают нам, хвалят нас, обеспечивают нам чувство безопасности, слушают то, что мы говорим, и заботятся о нас, когда мы больны или подавлены, мы считаем таких людей хорошими. Это весьма пристрастно, поскольку мы судим лишь согласно тому, как они к нам относятся, как если бы мы были самой важной персоной в мире.

Обычно мы думаем, что если люди нам помогают, то это хорошие люди, а если вредят, — плохие. Если люди подбадривают нас, они замечательны, а если они подбадривают наших соперников, они несносны. И мы ценим вовсе не их поддержку, но тот факт, что она направлена на.

Точно так же, если люди порицают нас, значит, они ошибаются или поступают опрометчиво. Если же они ругают того, кто нам не нравится, они мудры. Мы не возражаем против их критического отношения, если только оно не направлено на. Процесс, посредством которого мы различаем людей, не основан на объективных критериях.

Он определяется нашими собственными предрассудками по поводу того, что является ценным, и тем, как данный человек к нам относится. В основе этого лежат наши предположения: После того, как мы определили некоторых людей как хороших, всякий раз, при виде их, нам кажется, что добро рождается в.

Однако, будь мы проницательнее, то осознали бы, что сами спроецировали на них это добро. Если бы какие-то люди были объективно достойны и хороши, то каждый видел бы их такими. Но тот, кто нравится нам, не нравится кому-то другому. Это происходит потому, что каждый из нас оценивает других, основываясь на собственных предрассудках и предпочтениях. Люди не являются замечательными как таковые, вне зависимости от нашего о них суждения. Спроецировав добро на некоторых людей, мы формируем устойчивые идеи о том, кто они такие, а затем привязываемся к.

Некоторые кажутся нам близкими к совершенству, и мы стремимся быть рядом с. Желая быть с теми, с кем мы себя хорошо чувствуем, мы становимся эмоциональными попрыгунчиками: Вдобавок мы формируем устойчивые идеи о том, какими будут наши взаимоотношения с этими людьми, и тем самым создаем ожидания по их поводу. Когда же они не живут согласно нашим ожиданиям, мы разочаровываемся или сердимся.

Мы хотим, чтобы они изменились так, чтобы соответствовать нашим о них представлениям. Но наши проекции и ожидания исходят из нашего собственного ума, а не от других людей. Наши проблемы возникают не потому, что другие не являются тем, что мы думаем, но потому, что мы ошибочно думаем, что они являются таковыми.

Возьмем, к примеру, Джима и Сюзанну после нескольких лет женитьбы. Когда мы поженились, она поддерживала меня во. А сейчас она совсем другая. Во-первых, личность Сюзанны не неизменна. Она все время меняется в ответ на внешнее окружение и на свои внутренние мысли и чувства. Нереалистично — ожидать, что она все время будет одной и той. Все мы растем, проходя через подъемы и спады. Во-вторых, разве можем мы вообще предполагать, что знаем, кем является кто-то другой? Когда Джим и Сюзанна знакомились друг с другом прежде, чем пожениться, каждый из них создал идею о том, кем является.

Но эта идея была лишь идеей. Это не было человеком. Идея Джима о Сюзанне не была Сюзанной. Но, поскольку Джим этого не осознавал, он был удивлен, когда обнаружились иные свойства личности Сюзанны.

ясный с мягким знаком

Чем сильнее была его идея Сюзанны, тем несчастнее он был, когда Сюзанна не поступала в соответствии с этой идеей. Как странно думать, что мы полностью понимаем другого человека! Мы не понимаем даже самих себя и те перемены, через которые проходим. Мы не все понимаем даже о пылинке, не то что о другом человеке. Ложная идея о том, что кто-то является тем, что мы о нем думаем, усложняет нашу жизнь.

С другой стороны, осознав, что наша идея — это всего лишь мнение, мы станем значительно более гибкими. К примеру, родители могут сформировать устойчивую идею о личности своей дочери-подростка и о том, как она себя должна вести.

Когда же их ребенок нарушает правила, родители в шоке, и начинаются семейные ссоры. Однако если бы родители понимали, что их чадо — это постоянно меняющаяся личность, такая же, как они сами, то у них не было бы столь сильной эмоциональной реакции на ее поведение.

Со спокойным разумом, свободным от ожиданий, родительская помощь их взрослеющему ребенку могла бы стать более эффективной. Когда другие поступают таким образом, который не согласуется с нашими о них представлениями, мы разочаровываемся или сердимся. Мы можем попытаться ублажить их, с тем чтобы они стали такими, как мы ожидаем. Мы можем придираться к ним, давить на них или пытаться вызвать в них чувство вины.

Когда мы так поступаем, наши взаимоотношения ухудшаются еще больше, и мы становимся несчастными. Источниками боли и разочарования являются наши собственные предвзятые проекции и эгоистичные ожидания, которые мы налагаем на.

Привязанность заставляет нас переоценивать наших друзей и близких и цепляться за. Она открывает нам врата к последующим досаде и гневу. Когда мы в разлуке с теми, кто нам дорог, нам одиноко; когда мы в плохом настроении, мы негодуем.

Когда мы терпим неудачу и не достигаем того, на что рассчитывали, мы чувствуем себя преданными. Во избежание трудностей, вызванных привязанностью, мы должны быть в курсе того, как привязанность функционирует. Тогда мы сможем предотвратить это путем исправления своих ложных предубеждений по поводу других, а также тем, что не будем проецировать новых. Мы будем помнить, что люди постоянно меняются и что их личность не является постоянной.

Помня, что невозможно всегда быть с теми, кто нам дорог, мы не будем так расстраиваться при разлуке. Чем унывать из-за того, что мы не вместе, лучше будем радоваться тому времени, которое совместно провели. Я буду любить тебя, если Нам трудно искренне заботиться о других, сосредоточившись на той пользе, которую они должны нам принести. Вдобавок мы частенько колеблемся в отношении того, каких качеств и поведения хотим от.

Сегодня мы хотим, чтобы тот, кто нам дорог, брал на себя инициативу, а завтра можем захотеть, чтобы он или она зависели от. То, что мы называем любовью, зачастую является привязанностью, беспокоящей эмоцией, переоценивающей качества другого человека. Затем мы цепляемся за него или за нее, думая, что наше счастье зависит от. Любовь, со своей стороны, — это открытое и ненапряженное отношение. Мы желаем кому-то счастья просто потому, что он или она существуют. Тогда как привязанность неуправляема и ранима, любовь открыта и могущественна.

Привязанность омрачает наши суждения, и мы становимся пристрастными, помогая тем, кто нам дорог, и причиняя вред тем, кто нам не нравится.

Любовь же проясняет наш ум, и мы оцениваем ситуацию, размышляя о наибольшем благе для каждого. Привязанность основана на эгоизме, тогда как любовь опирается на заботу о. В своей привязанности мы ценим поверхностные качества других: Любовь же учит нас смотреть глубже этих поверхностных впечатлений и опираться в суждениях своих на тот факт, что другие точно такие же, как и мы: Если мы видим непривлекательных, грязных, невежественных людей, то чувствуем отвращение, поскольку наш эгоистичный ум хочет знаться с привлекательными, чистыми и талантливыми.

Любовь же подскажет, что, независимо от того, как другие выглядят, их переживания сходны с нашими: Это и есть та ключевая точка, которая определяет, с приязнью или неприязнью мы относимся к окружающим. В общественных местах мы смотрим на окружающих и часто замечаем сами себе по их адресу: Конечно же, мы не можем быть близки с другими, если позволяем своим негативным мыслям выискивать их ошибки.

Когда мы ловим себя на таких мыслях, то можем остановиться, а затем посмотреть на этих же людей другими глазами: Каждый только и хочет, что быть счастливым. Я знаю, на что это похоже, поскольку сам.

Все они хотят от других поддержки, доброты или даже просто улыбки. Никому из них не нравится порицание или неуважение. Они точно такие же, как и я! Привязанность пробуждает в нас собственничество по отношению к близким нам людям. Иногда мы ведем себя так, как если бы люди были нашей собственностью и было бы оправданно говорить им, как они должны жить.

Однако мы не хозяева нашим близким. Люди не принадлежат нам, словно вещи. Понимание того, что другие не являются нашей собственностью, ослабляет привязанность. Оно открывает врата любви, когда мы искренне ценим каждое живое существо. Мы вполне можем давать другим советы и говорить им о том, как влияют на нас их поступки, но при этом уважаем их индивидуальность.

Исполнение наших нужд Будучи привязаны, мы несвободны эмоционально. Мы чересчур зависим от другого человека и цепляемся за него, дабы удовлетворить свои эмоциональные потребности. Мы боимся утратить его или ее, чувствуя, что были бы неполноценными без тех, кто нам дорог. Наше самоощущение основано на участии в определенных взаимоотношениях: Будучи столь зависимы, мы не позволяем себе развивать свои собственные качества.

Вдобавок из-за такой зависимости мы подготавливаем себе почву для депрессии, поскольку никакие взаимоотношения не могут длиться вечно. Мы расстаемся, когда жизнь приходит к концу, если не раньше.

Недостаток эмоциональной свободы, связанный с привязанностью, может заставить нас чувствовать себя обязанными скорее заботиться о другом, нежели рисковать утратить его или. В этом случае нашему чувству недостает искренности, так как оно основано на страхе. Или мы можем быть слишком уж готовы помогать своему ближнему, чтобы добиться его расположения.

Мы можем быть сверхзаботливыми, боясь, как бы с другим человеком не приключилась какая неожиданность. Или же можем ревновать, когда он или она расположены к другим. Вместо того, чтобы раздумывать: Проблема не в том, что другие не удовлетворяют наши эмоциональные запросы, а в том, что мы преувеличиваем свои нужды и ожидаем слишком многого.

Например, нам может казаться, что мы жить не можем без кого-то, с кем особо близки. У нас как у людей есть свое собственное достоинство; нам нет нужды цепляться за других, как если бы они были источником любого счастья. Полезно помнить, что мы прожили большую часть своей жизни, не будучи вместе с тем, кто нам дорог. Более того, другие люди живут просто замечательно без нее или без. Это, однако, не означает, что мы должны подавлять свои эмоциональные запросы или становиться одиноким и самостоятельным, так как это проблему не решит.

Мы должны распознать свои нереалистичные запросы и стремиться к тому, чтобы их устранить. Некоторые эмоциональные потребности могут быть столь сильны, что их невозможно сразу же разрешить. Если мы попытаемся подавить их или вообразить, что они не существуют, то можем стать излишне беспокойными и тревожными. В этом случае мы можем попытаться исполнить эти запросы, одновременно работая над тем, чтобы постепенно их устранить.

Коренная проблема в том, что мы больше желаем быть любимыми, чем любить самим. Нам скорее хочется, чтобы другие нас понимали, чем понять их самим. Наше чувство душевной тревоги происходит от неведения и эгоизма, омрачающих разум. Мы можем развить уверенность в себе путем осознания своих скрытых возможностей и стать полноценной, удовлетворенной и любящей личностью.

Соприкоснувшись с нашей собственной способностью стать существом пробужденным, обладающим множеством изумительных качеств, мы сможем развить истинное и правильное чувство уверенности в.

Затем мы будем стремиться к тому, чтобы усилить свои любовь, сострадание, щедрость, терпение, сосредоточенность и мудрость и делиться этими качествами с другими. Душевная тревога заставляет нас все время чего-то хотеть от. Наша к ним доброта осквернена скрытыми мотивами желания получить что-то взамен. Однако, когда мы поймем, как много мы уже получили от других, мы захотим воздать за их доброту, и сердца наши наполнятся любовью.

Любовь делает ударение скорее на даянии, чем на получении. Не будучи скованы своими желаниями и ожиданиями в отношении других, мы будем открытыми, добрыми и щедрыми, сохраняя притом чувство собственной полноты и независимости. В привязанности своей мы так сильно хотим, чтобы другие были счастливы, что давим на них, принуждая делать то, что, по нашему мнению, принесет им счастье.

Мы не оставляем другим никакого выбора, так как нам кажется: Мы не позволяем им делать то, что приносит им радость, равно как и не приемлем тот факт, что иногда они могут быть несчастливы. Такие трудности часто возникают в семейных отношениях. Любя, мы также желаем другим счастья. Однако любовь смягчена мудростью, дающей понимание того, что счастье или несчастье других также зависит и от них самих.

Мы можем направлять их, но наше эго не должно в этом участвовать. Уважая их, мы предоставляем им выбор принять или не принять наши совет и помощь.

Интересно, что, когда мы не давим на других, чтобы те следовали нашим советам, они более открыты к тому, чтобы к нам прислушаться. Находясь под влиянием привязанности, мы скованы своими эмоциональными реакциями на. Когда они с нами милы, мы счастливы. Когда они не обращают на нас внимания или говорят с нами резко, мы принимаем это близко к сердцу и расстраиваемся.

Но умиротворение привязанностей не означает, что мы становимся жестокосердными. Скорее, без привязанностей в нашем сердце будет больше места для искреннего расположения и беспристрастной любви к другим. Мы будем активно помогать им стать счастливее. Даже усмиряя свои привязанности, мы все равно можем иметь друзей.

Такая дружба будет богаче благодаря свободе и уважению, на которых она основана. Нас равно заботит счастье и несчастье всех существ просто потому, что все одинаково хотят счастья и не желают страданий.

Однако с некоторыми людьми наш образ жизни и интересы могут совмещаться. Благодаря тесным связям, которые были у нас с некоторыми людьми в прошлых жизнях, с ними и в этой жизни будет легче общаться. В любом случае наша дружба будет основана на взаимном интересе и на желании помочь друг другу стать пробужденными. Когда взаимоотношения приходят к концу Привязанность сопровождается задней мыслью о том, что взаимоотношения будут длиться вечно.

Хотя рассудком мы можем понимать, что это неправда, глубоко внутри мы чаем того, чтобы вечно быть с тем, кто дорог. Это цепляние делает разлуку еще тяжелее, так как, когда близкий нам человек умирает или уезжает, мы ощущаем, будто утратили часть самих.

Это не говорит о том, что печаль плоха. Однако стоит понять, что привязанность зачастую является источником печали и подавленности. Когда наше самоощущение слишком сильно смешано с личностью другого человека, мы будем подавлены, когда с ним разлучимся. Когда мы отказываемся глубоко в своем сердце принять, что жизнь преходяща, мы подготавливаем себе почву для того, чтобы испытать боль, когда дорогой нам человек умирает.

Во времена Будды одна женщина обезумела от горя, когда умер ее младенец. В отчаянии она принесла Будде тело любимого ребенка с просьбой оживить. Будда велел ей сперва принести несколько горчичных зерен из дома, где никто не умирал. В Индии горчичные зерна можно было найти в любом доме; однако она не смогла найти семью, в которой никто не умер. Через какое-то время она согласилась в своем сердце с тем, что умирают все, и печаль по ребенку утихла.

Перенесение нашего понимания непостоянства из головы в сердце делает нас также способными ценить то время, которое мы проводим с другими. Чем цепляться за большее, когда оно недоступно, мы радуемся тому, что делим с другими. Избегая привязанностей таким образом, мы обогащаем свои взаимоотношения. Как справиться с гневом: Преображение гнева и отвращения Вы работаете над проектом, занимаетесь своим делом, и тут заходит коллега и говорит вам, что вы некомпетентны.

Она говорит, что доверила вам важную работу, а сделали вы ее неважно.

Разделительный твёрдый и мягкий знак

Вы слушаете ее обидные слова; гнев медленно, но настойчиво рождается в вашем уме и теле. Вы выходите из себя и говорите ей, что у нее нет никакого права так с вами разговаривать.

Находясь во власти гнева, вы высказываете все, что только приходит вам на ум, даже если знаете, что это не совсем правда. В ответ она кричит на вас, и вскорости все поблизости знают, что происходит. Обычно, будучи рассержены или задеты, мы чувствуем себя жертвами чужих злодеяний.

Мягкий знак (ь)

Мы кажемся себе невинными людьми, сносящими несправедливые удары. Мы задеты или рассержены потому, что думаем, будто другие плохие или ошибаются. И гнев, и обида мешают разобраться в том, что происходит. Многие живут с "психологией жертвы", постоянно ощущая себя беспомощными, несправедливо обиженными и напуганными.

Однако, чем внимательнее мы будем изучать работу своего ума и взаимосвязь причин и следствий в нашем мыслепотоке, тем лучше поймем, что наши нынешние интерпретации, как и наши былые действия, играют ведущие роли в том, что мы испытываем.

Подобрать однокоренные слова с разделительным твердым или мягким знаком- ездить, ясный, деревянный,

Мы некоторым образом ответственны за то, что с нами происходит. Поняв это, мы берем на себя ответственность и действуем с целью улучшить положение. Чтобы лучше понять неприемлемые ситуации и ослабить свой гнев по их поводу, можно задаться несколькими ключевыми вопросами.

Исследуя свое восприятие ситуации, мы можем спросить: Является ли гнев правильной реакцией? Не попадаю ли я все время в сходное положение? И если так, то почему? Как исследовать свое восприятие ситуации Правильно ли мы воспринимаем происходящее? Как в нас возникает гнев? Когда кто-то говорит нам о наших ошибках, нам кажется, будто боль приходит к нам от другого человека.

Его или ее слова болезненны как таковые, и мы просто ощущаем заключенную в них боль. Если бы это было так, то мы смогли бы определить местонахождение боли в словах.

Где в этих сотрясающих воздух звуках неприятное чувство? Если вы будете спать, когда она вас оскорбляет, расстроитесь ли вы? Если она скажет это по-монгольски допустим, что вы не знаете этого языказаденет ли это вас? Почему возникает боль от обидных слов? Не потому, что до ваших ушей просто доходят звуковые волны голоса.

Мы также понимаем и их смысл. Но их смысл не несет боли сам по себе, ведь если бы они были направлены на кого-то, кто нам не нравится, слова: Боль рождается от того, что мы думаем: Как смеет она так со МНОЙ говорить?!

Мы смотрим на ситуацию с одной стороны — МОЕЙ стороны — и думаем, что все так и есть на самом деле. Мы верим в объективность своих предвзятых взглядов. Для любой ситуации есть много точек зрения, с которых ее можно рассматривать.

Когда мы смотрим на чашку сверху, ее форма отличается от того, что бы мы увидели, глядя на нее сбоку. Было бы трудно доказать, что воззрения нашего зацикленного на самом себе ума являются единственно верными. Подобные размышления остужают наш гнев. Другой способ усмирить свой гнев — это помнить, что могло произойти нечто, побудившее другого человека к обидным словам. У него могли быть какие-то свои жизненные трудности, и мы оказались теми, на ком он сорвал свой гнев. Ничего личного против нас нет, так что незачем принимать это на свой счет и сердиться.

Оскорбивший нас человек — это живое существо, которое хочет счастья и избегает любых проблем точно так же, как и. Метод, который он использует, может быть ошибочным. Но желание такое же, как и у нас: Расширяя свое видение и на минутку забывая о себе, мы увидим несчастное живое существо в гневе и досаде. Мы знаем, что значит быть несчастным. Мы знаем, как плохо мы чувствуем себя прямо. Зачем же сердиться на того, кто несчастен? Он должен быть объектом нашего сострадания. Если мы действительно совершили ошибку и кто-то указал на нее, зачем сердиться?

Ведь если кто-то говорит нам, что у нас на лице есть нос, мы не расстраиваемся, поскольку он говорит правду. Ошибка наша, и мы должны перед ним извиниться. Он указывает нам, как стать. С другой стороны, если он осуждает нас несправедливо, зачем сердиться? Если кто-то говорит нам, что у нас на голове рога, мы не сердимся, так как знаем, что это неправда. Мы часто сердимся, когда случается то, чего нам не хочется.

Но какой толк от этого гнева? Если можешь изменить ситуацию, так вперед, делай. Нет никакой нужды гневаться. Полезно думать так, сталкиваясь с социальными проблемами и несправедливостью. Это можно изменить, так что, чем гневаться, мудрее будет спокойно трудиться над тем, чтобы улучшить общество. С другой стороны, если ситуацию изменить нельзя, гнев точно так же бесполезен. Если мы сломали ногу, мы не можем сделать, чтобы она стала несломанной.

Все беды мира нельзя решить за год. Гнев на то, что мы не можем изменить, делает нас несчастными. Беспокойство или боязнь того, что не произошло, лишает нас сил. Во "Введении в практику бодхисаттвы" Шантидева сказал: Зачем печалиться о том, И что за толк рыдать о том, Что выправить нельзя? Рассмотрение причин и следствий Действие причины и следствия является центральной идеей буддизма. Подробнее это будет объясняться в последующих главах; однако основной смысл в том, что наши действия приносят результаты.

Все результаты какого-либо действия не становятся нам известны сразу же; как семени требуется время, чтобы прорасти и стать деревом, так и для того, чтобы наши действия принесли результаты, нужно время.

Начиная постигать механизм действия причин и следствий, мы приходим к пониманию того, что ситуации, с которыми мы сталкиваемся в нашей жизни, происходят с нами не случайно.

ясный с мягким знаком

Они являются результатом действий, совершенных нами в прошлом. Как бумеранг делает круг и возвращается к тому, кто его послал, так и с нами обращаются так же, как мы сами обращались с другими. Буддийское объяснение причины и следствия сходно с христианской идеей: Исследуя то, как мы поступали с другими, мы увидим, что наше собственное отношение и поведение не всегда были примерными. Мы разрушали дружбу, оскорбляли и обвиняли других, сплетничали о них и присваивали их вещи. Разве удивительно, что нам самим причиняется вред?

Может, в недавнем прошлом мы и не обходились плохо с тем человеком, который причиняет нам вред сейчас, но вообще в прошлом мы вредили другим. Когда созрели плоды наших собственных действий, нет никакой пользы от того, чтобы гневаться или погружаться в самосожаление, ведь, в конце концов, это наша собственная энергия вовлекла нас в данную ситуацию.

Как сказал великий индийский мудрец Шантидева: Зачем я раньше совершил поступки, Из-за которых мне сейчас наносят вред?

И раз все от моих зависит дел, Зачем носить мне злобу на других? Это не предполагает, что мы становимся мазохистами и начинаем агрессивно стыдить самих. Скорее мы осознаем свою роль и извлекаем из этого урок.

Если нам не нравятся результаты, которые мы испытываем теперь, мы создадим сильную решимость прекратить создание причин возникновения подобных вещей в будущем. Это заставит нас внимательно следить за тем, чтобы не вредить другим. В следующий раз, прежде чем выйти из себя, мы дважды подумаем. Извлекая урок из ситуации, мы примем твердое решение улучшиться. Поступая так, мы превратим в благоприятную ту ситуацию, которая приносила беспокойство.

Часто ли мы обнаруживаем себя в похожих ситуациях, снова и снова реагируя сходным образом? Если так, то почему? Мы должны задуматься, не являемся ли мы привычно легкомысленными, тем самым вынуждая других исправлять наши ошибки.

Если это так, то это значит, что на самом деле другой человек добр в том, что указывает на наши ошибки, так как это дает нам возможность исправляться. То, что он делает это в повышенных тонах, к делу не относится. Суть в том, что нам нужно лучше понимать то, как наши действия влияют на. И этот человек помогает нам развить такое понимание. Нам следует проверить, нет ли у нас привычки чувствовать обиду или гнев перед лицом критики.

Иногда мы слишком чувствительны и легко обижаемся. Если кто-то поступает так, как нам особенно не нравится, мы преувеличиваем важность этого события, делая его незабываемым. А затем годами носим в себе обиду.